RusEng

С твоей любовью, с памятью о ней
Всех королей на свете я сильней.
Шекспир, Сонет 29

Вне всякого сомнения, совершенно разные люди ответили бы вам утвердительно на вопрос о Павле Антонове, если бы вы пожелали о нём узнать в первой половине девяностых в Москве. Ими оказались бы те, кто тесно связан с театром, живописью и музыкой, с политикой и, в первую очередь, с фотографией.  По прошествии лет география опрашиваемых существенно расширилась. Сегодня, безусловно, вспомнится его необычная фотография Бреда Питта под дождём на обложке журнала Vanity Fair. Окажется, что никто другой, но именно Павел Антонов поможет встретиться в Нью-Йорке со всемирно известным скульптором Эрнстом Неизвестным. Среди тех, кто знает фотографа, один из величайших танцоров балета Михаил Барышников и ведущий американский, авангардный театральный режиссёр Роберт Уилсон. С ним дружит прославленный российский баритон Дмитрий Хворостовский и музыканты Борис Гребенщиков и Юрий Шевчук. Так кто же он, этот Павел Антонов? 

Из всех портретов самого фотографа наиболее точным и искренним можно считать один close-up. Он стоит на степной дороге, разбитой гусеницами и колесами танков, БМП и грузовиков. Его голова перемотана бинтом. Взгляд прямо в объектив и совсем не такой уж уверенный –  как если бы только что пережил не самые простые мгновения своей жизни. Фотография сделана во время активных боевых действий в Чечне. Грань между жизнью и смертью была слишком тонка, чтобы не ценить первую… 

Через несколько месяцев Павел Антонов уже в Москве. На календаре середина девяностых. Он не просто живёт – он пьёт жизнь. Он ненасытен. Ему интересны окружающие его люди, абсолютно все. Он носится с фотоаппаратом по городу в поисках неординарных персонажей. Он приводит их в студию недалеко от Арбата и фотографирует их в том, во что они были одеты, и с вещами, что были при них. Вспомните «Лицо нашего времени» Августа Зандера или «Маленькие профессии» Ирвина Пенна – портреты людей разных социальных кругов и профессий в Германии, Англии, Франции и США, созданные в двадцатые и пятидесятые годы прошедшего столетия. У Павла Антонова события разворачиваются в его последнем десятилетии, в Москве, городе безграничных возможностей – во времена, когда можно было реализовать свои амбиции во всех сферах жизни, даже самым экстравагантным способом. Самые разные люди смотрят в объектив фотографа – учёные и политики, врачи, литераторы, актёры, музыканты, клоуны и бродяги. Эти портреты становятся фотографической антологией русских жизней и судеб. 

Довольно скоро Павлу Антонову станет тесно в России. В двадцать первом столетии он станет наведываться в Москву уже гостем, так как с конца девяностых обосновался в Нью-Йорке. Сегодня продолжает работать так же безостановочно и успевает в оказаться самых разных местах США и России. Порой кажется, что всё в его жизни происходит одновременно. Фотограф уезжает в Неваду снимать фестиваль Burning Man в пустыне Блэк-Рок и затем работает в Watermill-центре режиссёра Роберта Уилсона на Лонг-Айленде. Он связывается с тобой с гастролей московских театров или с концертов из разных городов России, где фотографирует актёров и музыкантов. Он по-прежнему чрезвычайно увлечён своими персонажами и жизнью во всех её проявления. 

Фотография есть способ самовыражения. Для Павла Антонова это означает отвечать на вызовы самому себе. Его фотографическая палитра сочна и вызывающа. Фотограф является неотделимой частью своего окружения. Порой не разобрать, он ли находит тех, кого фотографирует, или же, наоборот, они – его. Таков мир Павла Антонова. Он ярок, разнообразен и объёмен. Фотограф живёт, как разговаривает о своих планах и сюжетах, – самозабвенно. Снимает он – как дышит, а дышит – как истово живёт. Его вряд ли удастся когда-либо застать в раздумье. Это его почерк жизни – безостановочное движение, во всей гамме эмоций, наполненное гармонией театральных красок и музыкальных произведений.

Дмитрий Киян, декабрь 2015 года, Нью-Йорк